• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:38 

Блокнотик...

изображение

изображение

@темы: ручки-перья

15:48 

Степени прокачки...

08:05 

из Монтгомери...

...Не хлебом единым жив человек. Солдат должен всегда находиться в высокой боевой готовности, все время быть энергичным и целеустремленным. Он сделает все, о чем вы его попросите, если вашими стараниями ему будут бесперебойно поступать письма из дома, газеты и, что довольно любопытно, у него всегда будет чай.

@темы: дневники

17:03 

пора...

Время ходить на склад...

читать дальше

14:50 


12:16 

Космическое...

изображение

@темы: zoo-park

09:24 


@темы: кіно, дневники

14:19 

обед...)

изображение

уже запутался, выкладывал или нет...

@темы: обед, краски-кисточки

18:01 

Лимерик №19...

изображение

@темы: лимерики

14:14 

Nevinson...

12:40 

...К весне 1926 года, однако, чаша его терпения переполнилась.
Дело в том, что Чан уже долгое время проявлял недовольство деятельностью ряда советских специалистов, многие из которых держались высокомерно. Особенно его раздражал комкор Николай Владимирович Куйбышев, начальник южнокитайской группы советников, работавший в Китае под псевдонимом Кисанька. Похоже, это действительно был надменный и недалекий служака, который в отсутствие Блюхера упивался своей огромной властью. Кисанька явно ощущал себя выдающейся личностью: ведь он приходился младшим братом самому Валерьяну Владимировичу Куйбышеву, одному из наиболее доверенных людей Сталина, председателю Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и заместителю председателя Совнаркома. Китайских военных, большинство которых являлись бывшими милитаристами, этот, по описанию Вишняковой-Акимовой, «крутолобый» человек с «большими голубыми глазами» откровенно презирал, дипломатический этикет не соблюдал и, настаивая на централизованном управлении армией, беззастенчиво старался поставить НРА под свой жесткий контроль. Недооценивая Чан Кайши, он его просто игнорировал, предпочитая по всем военным вопросам иметь дело с Ван Цзинвэем. Председатель же Национального правительства в свою очередь использовал Кисаньку для дискредитации генерала Чана: за внешним единодушием двух лидеров Гоминьдана скрывалась глубокая взаимная антипатия. Подтянутый и хладнокровный, чуждый резонерства и болтовни, Чан Кайши резко контрастировал с вальяжным «покорителем дамских сердец», «лучшим оратором партии» Ван Цзинвэем. Председатель Ван просто не выносил «солдафона» Чана. А того буквально тошнило от «трепача» с пухлыми щечками и блестящими от бриолина волосами. Только Бородину удавалось кое-как поддерживать хрупкое равновесие сил в руководстве ЦИК Гоминьдана. Беда же китайских коммунистов заключалась в том, что они недвусмысленно выступали на стороне Ван Цзинвэя и Кисаньки.
С конца февраля вокруг Чан Кайши стали группироваться все недовольные «левым» курсом правительства. В результате личный конфликт генерала Чана, с одной стороны, и Ван Цзинвэя и Куйбышева — с другой начал приобретать политический оттенок. И вот 20 марта генерал Чан не выдержал. Он ввел в Кантоне военное положение, арестовал ряд коммунистов и послал войска окружить резиденцию советских военных советников. По сути дела, он сам спровоцировал инцидент: за два дня до событий Чан приказал комиссару военного корабля «Чжуншань» коммунисту Ли Чжилуну подвести судно к школе Вампу якобы для ее охраны, а когда тот, выполняя приказ, встал на рейд вблизи школы, неожиданно объявил его «мятежником», раздув историю о «коммунистическом заговоре». По Кантону были расклеены его прокламации, в которых говорилось: «Я верю в коммунизм и сам почти коммунист, но китайские коммунисты продались русским и „стали их собаками“, поэтому я против них». Главное, чего он добивался в то время, было немедленное удаление Куйбышева, его заместителей Рогачева и Разгона и возвращение Блюхера. По сообщению Черепанова, Кисанька, совершенно ошеломленный, послал Чан Кайши письмо, но его возвратили с указанием, что Чана нет дома. Делать было нечего, и через четыре дня Куйбышев, Рогачев и Разгон покинули Кантон. Инцидент закончился мирно: добившись своего, Чан освободил арестованных и даже принес извинения оставшимся в Кантоне советским специалистам. В конце мая в южную столицу Китая вновь прибыл Блюхер...

@темы: дневники, історія

20:23 

2 дерева...

изображение

23:11 

Взмах руки, и я снова в пути.
Как нам трудно глядеть друг на друга,
Вновь нас мучают горькие чувства.

В уголках твоих губ и в изгибе бровей
Мне все видятся отблески гнева,
А в глазах твоих — капельки слез.

Знаю: нашей размолвки причина — то письмо, что недавно пришло.
Но, поверь, облака и туманы все развеются.
В мире есть двое — я и ты, больше нет никого.

Люди часто страдают.
И что же?
Знает Небо об этом? Кто скажет?

На дорогу к Восточным воротам иней лег толстым слоем сегодня.
И осколок луны освещает пруд и неба одну половину.
Как печально мне, как одиноко!

Жмет мне сердце гудок парохода —
Начинаю я путь на край света.
Так давай же порвем эти нити, нити гнева и горькой печали!

Пусть, как горный обвал на Куньлуне, как тайфун, что пронесся над миром,
Нас покинет печаль. И, как прежде, мы, крылами касаясь, продолжим
Свой полет в облаках над землею.

Мао Цзедун

@темы: поэзiя

20:43 

Если порядочно выпить подаренного Кьянти, и играть в Цивилизацию, то вместо "78 ходов осталось" может прочитаться "78 хохлов осталось"... Товарищи, будте бдительны!

15:51 

Любитель добрых кроссвордов...

13:38 

обед...)

изображение

@темы: обед, сказочка

11:37 

Любитель городских историй...

18:57 

музычка на середу...


@темы: muzika

23:29 

Любитель хамелеонов...

13:12 

Сказочка...

Я нашел запись в моем блокносе, что было это в брачный и ветренный день в концерте марта 1892 года со дня Торжества Крестова в Мат-Блэддере, городе Северного Света. Шэмрок Уомлбс получил телеграмоту, когда мы сидели за завтрюком. Он ничего не сказал, но дело уже засело у него в голове, потому что он стоял с задымчатым лицом у огня, куря свою трупку и поглядывая иногда на послание. Совершенно неожидинбург, без предубеждения он повернулся ко мне с луковой икоркой в глазах.
- Элементарно, мой дорогой Уоппер! - усмахнулся он потом резко. - Догадайтесь, кто бежал из тюрьмы, Уоппер!
В уме я стал мгновенно вспопыхать всех преступников, которые бежали недавно из "Уорми Скэбз".
- Эрик Морли! - сказал я наугад.
Он покачал голубой.
- Оксо Уитни? - с сомнением сказал я.
Он кивнул с неопредельным видом.
- Райго Харгрейвз? - прошептал я очередное вымя.
- Нет, мой другой Уоппер. Это ОКСО УИТНИ! - проревел он, будто я был в другой комнате, но на самом деле меня там не было...

@темы: сказочка

Skazochki...

главная